Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

морда

ТЕСТ

Вернувшись с обеденного перерыва, Лена вяло пошевелила мышкой и отяжелевшим после еды пальцем промотала бесконечную экселевскую таблицу. Зелёные полоски уже выполненного, жёлтые - того, что в работе, и красные полосы полной жопы. Жопы было не очень много, поэтому Лена достала шоколадку и включила фейсбук. Первое, что попалось на глаза в ленте выглядело почти так же тоскливо, как жёлтые полоски, но гораздо привлекательней, чем полная жопа. "Узнайте, какой вы динозавр" - звала картинка с печальным чудовищем суматошной расцветки. Весь дизайн теста буквально орал: - мы выдохлись!!! Но не сдадимся никогда!!!
- Пока есть я, - закончила дизайнерскую мысль Лена и ткнула курсором куда следовало. Откусив половину шоколадки и дождавшись, когда наконец закроется реклама целебной грязи с Мёртвого моря, Лена ответила на первый вопрос - о половой принадлежности. Следующие вопросы тоже не поражали оригинальностью, и Лена снова перевела взгляд на поблёскивающую красным полную жопу. Оторвав от неё громадный кусок тухлого мяса, она вздёрнула вверх челюсть, чтобы еда мягче провалилась в глотку. Полусгнившая туша почти полностью ушла в горячую, булькающую трясину. Лена вздохнула и тяжело ступая по топкой земле направилась в сторону зелёных полосок хвоща. Где-то там зарыта её кладка.
Пора проверить.
морда

СЫР

- Ты уже слышал, что у нас ночью на дежурстве было? Нет?!! Ну, это вообще ебануться можно! Короче, звонит Михал Палыч, кричит в трубку, типа, срочно! Вся смена! Живо! В Бернгардовку! Адрес диктует так, что в принципе на Палыча непохоже. Такой - весь на нерве. Ты помнишь? он даже в Чечне был всё время снулый. Непрошибаемый абсолютно. А здесь - орёт и заикается. Ну, хули? Попрыгали в автобус, всё с собой. Боевые, броники, щиты - полная программа.
Приезжаем в Бернгардовку. Темень. Склады какие-то. Нихуя не разобрать, где что. Палыч нас встречает. Бледный. Трясётся, как непалыч.
Короче, на складах - нелегалы. Сотни две. Там же и живут. Сыр они, понимаешь, бля, варят. А в соседнем бараке он у них дозревает. Не. Не могу объяснить. Короче, сыр дозревает до того, что... Бля. Короче, они его, сыр этот, просто одевают в пальто там, в куртки кожаные - и он у них своим ходом пиздует во Всеволожск. В магазин их фирменный. Такой - в ушанках, кепках... кто в чём.
Бля. Не хочешь, не верь. У Палыча спроси. В лавке всеволожской они его нарезают и продают спокойно. Ну, про Всеволожск мы уже знаем, а куда он ещё разбредается? Нам один, тот, что по-русски балакал, пояснил - они солдатское ношеное бельё где-то скупают. Кальсоны, тельники там. Вот в них сыр потом заворачивают - такая хуйня.
Мы, когда вчера арбайтеров всех мордой в грязь положили, пошли смотреть - чё-как. Тут на сыр и наткнулись. Бля. Слов не найду. Короче - триста-четыреста этих, не знаю... сырников - на нас навалились. Мы огонь открыли на поражение - а они идут, хоть бы хуй.
Короче, давай помянем Толю, Васю Торопчего и дядю Егора. Земля им пухом. Нет. Ты наливай - у меня что-то руки дрожат.
морда

ГОСТЬ

Матвей умер под утро. Наверное, это был инсульт. Обширный, как любят выражаться бабушки и участковые врачи. А Матвею и сорока ещё нет. Не было, так теперь, видимо. И не болело ничего, кроме колена, которое он в прошлом году на айкидо повредил. В общем, других версий у Матвея не возникло – две бутылки Джек Дэниэлса с друзьями накануне – тоже, видимо, поспособствовали. Ёбаная синька – вяло думал Матвей, вися в непонятном тёмном пространстве, и разглядывая своё тело, смирно лежащее на кровати. С лиловым лицом, приоткрытым глазом и отвалившейся набок челюстью.
Ещё один отвратительный момент – Матвей никогда не думал, что после смерти что-то будет. Прямо сказать – был уверен, что не будет ничего. А тут – всё, как в дешёвом фильме – в темноте появилась скрученная в спираль труба – типа, смерч изнутри. И ослепительный свет в противоположном конце этой трубы. – Ну, это, блядь, уже ни в какие ворота! – встало на дыбы то, что раньше было Матвеевым сознанием, - да пошли они нахер со своими подходцами! Матвей отвернулся от припадочно заморгавшего света, взглянул напоследок на свой, пустивший слюну, и, похоже, обоссавшийся, труп, и вылетел в окно. Прямо сквозь стекло, как полагается.
Дальше были какие-то суматошные непонятки – что-то долго рябило у Матвея перед тем, чем он теперь смотрел на этот мир. В общем, очередное включение произошло дома у Катьки. С Катькой Матвей крутил последние полгода. Она его, похоже, любила, а он её – точно – нет. Но с сексом у них всё было нормально, и Матвей ленился что-то менять. Минет определённо перевешивал всю эту суету с чувствами.
- Бля! – злобно выдохнул Матвей, - я, бля, Патрик Суэйзи недоделанный! И что теперь?! Монетки по комнате гонять? Кувшины лепить вместе будем?
Матвей попытался постучать Катьке ногой по затылку. Катька сидела на кухне зарёванная и опухшая, нависая над огромной кружкой с остывшим чаем. – Похоже, пока я где-то гонял, меня уже того-с. Оплакивают.
Смотреть на всё это было совершенно невыносимо. Матвей огляделся – вдруг снова трубу дадут. Хоть туда свалить, раз всё так уныло. Ничего похожего на свет в конце тоннеля не наблюдалось.

Последние полтора года Матвей живёт в Катькином холодильнике. Из её квартиры ему ходу нет. Домашнее привидение. Он научился забираться в бутылку с кефиром – Катька каждое утро его пьёт. По литру за раз. В кефире ему, по некоторым причинам, лучше всего. Катька страдала недели три. Потом привела здоровенного, под потолок, жирного программиста. Оба работают дома. Страсти кипят нешуточные. Раз по семь в день программист кричит и плачет, мерно вбивая Катьку в ортопедический матрац. Матвей молится, как умеет, но в бутылке с кефиром это выглядит глупо.
Тоннеля пока не видать.
морда

КЛЮЧ

Когда, в начале девяностых, мы ездили в Киргизию, в какой-то момент я начал допытываться у пригласившей нас к себе в гости Жылдыз, какую такую ключевую фразу нужно громко произнести во время похода на рынок, чтобы сразу и бесповоротно снискать симпатии окружающих. Или хотя бы получить одобрение, минимальный респект, и, хоть крохотную, но увагу.
Прекрасная Жылдыз, немного подумав (потому, что заканчивала она философский факультет СПбГУ, и тонким знатоком киргизского себя не ощущала), сообщила нам это, на её взгляд, кодовое выражение. Звучало оно так: "Ай, катын! Бас!". Запомнить было нетрудно.
На рынке, после того, как я грозно прокричал эту фразу своей замешкавшейся спутнице, наступило полное счастье скидок и апробирования всего, чего душа пожелает. Строгие сельские мужчины-продавцы широко улыбались золотом и лучисто подмигивали своим соседкам, морща смуглые, продублённые зверским солнцем лица. Короче, эффект был стопроцентный.
Да не обидится на меня прекрасная половина моих читателей, ибо это была, всё-таки, шутка - вот что значит вовремя крикнуть: - эй, баба! Ко мне!

Ещё одна история, связанная с нашими поездками в Киргизию случилась годом позже. Жылдыз успешно закончила Питерский университет, и мы попали на большой семейный праздник, посвящённый этому событию. На торжестве присутствовали родители и близкие родственники, а, также, одноклассники Жылдыз, тоже, к этому времени, позаканчивавшие всякие хорошие учебные заведения. Среди гостей, например, присутствовала очень-очень серьёзная тётя, занимавшая пост заведующей кафедрой патологической анатомии бишкекского медицинского университета. Она, как наиболее уважаемый родственник, гадала, если мне память не изменяет, на бараньей лопатке. Что не мудрено для профессора-патологоанатома.
Вкусный киргизский коньяк лился рекой. Я уже объелся невероятным пловом и съел пару колбас, начинённых бараньими яйцами. Заметив, что я спокойно расправился с этим блюдом, заботливая Жылдызина мама подложила мне ещё. Это был трудный момент. Я не самый большой любитель жареных семенников.
Дальше гости затеяли культурную игру. Каждый, по кругу должен был спеть какую-нибудь песню. Если песня не всплывала в голове, или смущение не позволяло развернуться вокальному дару, гость, в качестве штрафа, выпивал полный стакан коньяку.
К этому времени я уже здорово накачался, а, к тому же, немного дунул во дворе с приятелями виновницы торжества. И, закономерно, впал в лёгкие стремаки. Знакомые мне песни суматошно заметались у меня в башке. Когда подошла моя очередь, я, как сумел, затянул песню про "ой, то не вечер, то не вечер" и про есаула, который догадлив был. Когда меня протащило через пару куплетов, я застремался окончательно, потому что неуклонно надвигались слова "вдруг подули ветры злые, да с восточной стороны". Крепко выпивший и покуривший я неожиданно решил, что эту метафору все присутствующие киргизы обязательно примут на свой счёт.
Как я пережил эту паническую атаку, не помню.
морда

СВЕТЛЫЙ ПОЗИТИВНЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК

Внезапно. Доброго время суток! На самом деле, я испытываю такоэ… ((((((((((((Это чистый дистресс. Посему, как реальный фрирайтер напишу то, что для меня гипер-пупер волнительно. Этот сторителлинг должен доставлять любому, потому что вкусный текст – всегда чики-пуки (:) :) :) :) :) ), если автор нормальный чел и у него на самом деле голова креативно (е-е!!!) работает даже в полном батхёрте. Вангую, что это будет клёви. Короче, накануне моей днюхи от меня ушла девушка. ЭТО БЫЛ ПОЛНЫЙ ТРЭШАК!!! Она была СВЕТЛЫМ ПОЗИТИВНЫМ ЧЕЛОВЕЧКОМ, моей рыбонькой и кисулей. С ней я был настоящим сапиосексуалом. Все чиксы, которых я знал до отдыхали стопицот раз. А что сказать ещё про куриц, у которых до мозгов не доезжает? А Она БЫЛА ПРОСТО ЛАПА. Работала эйчаром в коворкинг-центре, в котором была фаундером. Когда я увидел Её впервые (фигасе, какой я откровенный!!!!!!:):) :) :) :) :), в «Хочу Харчо» от Гинза-Проджекта, у меня митбол с вилки свалился. Я так дёрнулся, ну вы понимаете ;);););). Пролил ласси с манго-джусом. Короче, кто увидел девушку и подавился чизкейком, тот я. На шее у неё была татушка – роза и надпись: «америкен бьюти». И светло-серый лонгслив с принтом - мимимишной кавайной мордашкой. Я был в отпаде, чесслово. Хотя я ни разу не тряпка. А тут – держите меня восемь! Короче, я не фаллоу-апер, но весь экспириенс вангует что здесь роляют секунды. Всё это было эпично!!! Я выхватил букетик из вазы и мухой метнулся к моей будущей (как вы догадались) ЛАПЕ! Вручил букет. Она улыбнулась и сказала: - Спасибки! Я поплыл. Но пригласил её за свой столик покушать вместе.
Тут я узнал, что она (а её зовут, как вы уже догадались, ЖАННА) любит суши с копчёным угрём, а в «Хочу Харчо» их (пичалька!!!!!!! нет. Значит, мы с Жанной ПРЕКРАСНОЙ(!!!!!!!!!) перемещаемся в «Рибай», где суши по 700 рэ, и фсё вкуснючее, не передать!!!! Я пью водку с гранатовым соком и куантро (это, как говорит моя ЛАПА, нямка), а ЖАННА – ольмеку (вкусняшка, если правильно, с лаймом). Она так слизывала соль, что у меня МИМИМЕТР ЗАШКАЛИЛО. Кстати, мы в Рибай ехали друг за другом. Я на своей тойоточке тюнингованной, вы знаете, а бибика ЖАННЫ была просто!!!!!! Типа Тэсла, как-то так.
Потрещали за сушами о Жанниной работе. Я, на самом деле, не всё понял про трендсеттеров, нетворкинг, и про таски, которые она расставляет, но, короче, ощутил (:) :) :) :)))))))) :)), как мои (сейчас вы ляжете!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!) гендерные скиллы встают на двенадцать, реально.
Проснулись мы с Жанночкой у меня, на районе. У меня большая хата, но на Дыбенко, это немного палевно. Ночью, правда (Йо-ххо!) нам всё было фиолетово. Я исполнял на пяць, Жанночка – на пяць с плюсом!!!!!!! Кто семь раз за ночь, тот Я!!!!!!!!!!!!!!!!!
Утром ЖАННА(!!!!!) крикнула в дверях: - чмоке, парниш! Номерок кинула мне со своего пятого на мой HTС one. Доболтались встретиться за бранчем и покушать в «Москве» или в «Макаронниках» (где дороже, там Жанна :) :) :) :) :) :) :)).
Через два месяца мы с ЛАПОЙ уже побывали вместе в Шарме, на Бали, и катнули в Амстер, и в Брюгге заодно (фильм смотрели? Посмотрите – там всё без П. оуенно!). Валялись, курили, гамали, кушали вкусности, втыкали на архитектуру (ничё так, кстате).
А потом, уже в Питере, когда мы под тёплым пледиком что по тиви чекали, Жанна (МОЯ ЛАПА!!!!!!) ВНЕЗАПНО!!!!!!! сказала, что пора валить. В сраной говнорашке срань господня и пиздец, и всё путен устроил. Она, типа, уже сиви везде разослала. Я, такой: - ЛАПУЛЯ, ты же в амстере была! Там, в гейропе, пидарьё одно! У нас на работе мен один, олдскульный, но газоны в смысле политики стрижёт, хоть ему и сорокет уже, так он говорит, что Путин один держит Россию от развала, короче. Иначе татары с кем там? Ну, короче, с якутами сразу к Китаю сольются. А ЛАПА моя говорит: - мне посрать. ТЫ ПРОСТО НЕ ВДУПЛЯЕШЬ В КАКОЙ МЫ ВСЕ ЗДЕСЬ ЖОПЕ. Я, на самом деле забыл уже её аргументы. Она раньше так не материлась. Я только ей сказал: - спокухирен, РЫБОНЬКА, мы не в жопе ни разу!!!!!!
А я как раз на работу новую устроился, под Газпромом, там так жирно максать начали, что я в адеквате пять костюмов Версаче на Староневском взял, чтобы не нищебродом по офису гулять. Там одни креаклы, мне их лулзы через один понятны, а я над ними рулю. А ЛАПА либерастию развела, типа, рашка чмо, всё такое. Я кольнул другу, он только из Берлина – перетереть, что делать. Друг, говорит: - ну, пц, ты в биде. А у меня днюха на носу. Надо пацанов звать, мы Диккенс сняли.
Домой на услуге трезвый водитель заезжаю, а ЛАПЫ НЕТ:( :( :( :( :( :( :( :( :( :(). Но я знаю что она вернётся, потому что гейропе скоро пиздарики, а Путин решает вопросы нормально. Так что на негативе не сижу, строю коттедж в Ахматово. Для ЛАПЫ. Как-то так.
морда

ГОЛОВА

Одному человеку из царства Юэ отрубили голову за участие в небольшом городском бунте изготовителей лапши. Этот бунт - совсем другая история, а человеку из Юэ голову отрубили для этой. Ночью родственники юэсца выкупили его тело у палача за два ляна серебра. На голову денег не хватило. Один старый человек из дальней родни казнённого славился знанием старинной магии. Он отправился на охоту, затем, вернувшись, заперся в своём доме с трупом. Три дня родственники с нетерпением ожидали, что же произойдёт.
Когда их пустили в дом, они увидели человека из Юэ сидящим на скамье, с айпадом на коленях. Он смотрел "Доктора Хауса". Человек из Юэ рассказал своим родственникам, что теперь с ним всё хорошо, у него ничего не болит, и ему очень нравятся философские трактаты и серии, в которых Хаус лечит красную волчанку. Может быть, это потому, решили родственники, что старик пришил ему голову красного волка.
Иногда, говорили мудрецы прежних династий, хорошие мысли приходят не в ту голову.
морда

ЧУДО

На этой планете, и в этой стране, в частности, есть огромное количество замечательных людей, для которых слова: "здоровье", "польза", "чудо", и даже "выход" означают что-то более или менее близкое их словарным значениям. Но в толпе этих счастливцев иногда можно встретить бедолаг, чьё лицо искажается болезненной судорогой, когда они слышат что-нибудь, хоть косвенно связанное с причинением себе здоровья. Особенно - натуральными методами.
Мои родители впервые заголодали на двенадцать дней, когда мне не было и четырёх лет. Я спокойно смотрел, как медленно темнеют и усыхают их, и без того отнюдь не полные, лица. Я воспринимал это как должное: на небе есть солнце, зимой идёт снег, летом зеленеют листочки, а мои папа с мамой часто и подолгу ничего не едят, кроме воды.
В шесть лет я уже хорошо представлял себе содержание Священного Писания моих родителей - книги Поля (кстати, почему он всё время Поль, а Маккартни - Пол?) Брэгга "Чудо Голодания". Писание выглядело в том далёком семьдесят четвёртом, как тогда и полагалось для матёрого самиздата: самодельная толстенная и тяжёлая обложка, кривоватый, но прочный переплёт, и прозрачные листы с расплывающейся машинописью (думаю, копия шестая).
После голодовок родители долго "выходили". Сами понимаете, если две недели посидеть на воде, а потом съесть что-нибудь вроде котлеты или пары-тройки сосисок, можно запросто и быстро зачехлиться. Выходили они медленно, многодневно и мучительно для меня, потому что этот процесс сопровождался непрерывным рёвом советской соковыжималки "Журавiнка". Там, в Журавiнке, измельчалась и выжималась суховатая и кособокая отечественная морковь. И яблоки, но они были тише. В квартире всё время пахло лимонами, мёдом, грецкими орехами и нерафинированным, разумеется, подсолнечным маслом.
Почти всё это я ненавидел лет до тридцати. Потом как-то договорился с собой.
Самым частым в разговорах родителей было слово "шлаки". Их незримое (а после того, как родители начали делать "очистительные клизмы" - вполне зримое и слегка обоняемое) присутствие в нашей жизни отравляло её ежесекундно. Родителям - из-за трудностей борьбы и неравных сил, ведь шлаки непрерывно образовывались в самых неожиданных местах их организмов, а мне - потому что жареную картошечку с варёной, например, колбаской я мог отведать только в гостях. И, сказать по-честному, эти "докторские" или "любительские" мне и самому, выросшему на "здоровом" и "полезном", казались несъедобной экзотикой.
Тем временем, родители, не прекращая голодать, пили омагниченную воду, ели пыльцу, прополис, мумиё, и держали во рту растительное масло, часами общаясь со мной и между собой жестами. Масло хорошо вбирало шлаки. Они заземлялись при помощи медной проволоки, привязанной одним концом к лодыжке, а другим - к батарее парового отопления. В таком виде они спали, переплетаясь своими антеннами. Подолгу сидели перед ещё одним удивительным советским прибором - ионизатором воздуха. Уринотерапия их тоже не миновала.
Сахар и соль - белая смерть. Над всеми витает грех и кара их совместного Отложения. И, всюду - шлаки. Шлаки. Шлаки.

Согласно легенде, Поль Брэгг (очень милый человек, выросший из христианского проповедника в успешного пропагандиста здорового питания) утонул в возрасте 95 лет, занимаясь сёрфингом. Это не совсем правда. Помер он в восемьдесят один год, от сердечного приступа, в больнице.

Bragg_powerfull

Мои дорогие мама и папа, дай Б-гг им здоровья, в свои семьдесят с очень сильным гаком, уже пока не голодают, но чувствуют себя хорошо, выглядят подозрительно молодо, всем своим видом демонстрируя - что-то из перечисленного выше действует. Но моя детская деформация никуда не делась: я курю, часто выпиваю, обожаю всё пережаренное и пересоленное, переперчённое и сладкое, ненавижу холодную воду и словосочетание "это полезно".
морда

ПОРОШКОВОЕ

когда сансарой слишком бредим
реальность по мошонке бьёт
наплюй и вырасти над этим
пейот


и холодильник саркофагом
пустым стоит тревожа сон
а утром глянешь вроде тут он
хамон


перформанс тот же только злее
спешу в москве осуществить
и свой желудок к мавзолею
прибить


тот кто сказал рождённый ползать
летать не может зря пиздит
ракета хоть недолго всё же
летит


к тому кто не зассал гай юлий
является в полночный час
и шепчет двигай легионы
в донбасс


нет ничего нелегитимней
галушек сала и борщей
настало время расстегаев
и щей


крым как бы сумочка россии
москва конечно голова
а дальше маленькое сердце
тува


в клубах покрышечного дыма
лежит нацелившись в загул
раскрыв кудрявый ромбик крыма
ябвдул
морда

СТИМУЛ-РЕАКЦИЯ

Что? Не креативится? Что ты, друг мой, кисл?
Всё взаимосвязано. Всё имеет смысл.
Вышел в степь донецкую парень молодой
Чтобы не травился ты импортной едой.
морда

КОЗИЙ ВЫНОС

Иван Селезнёв, наконец, вырвался на пару недель в деревню под Рыбинском. Ну, как вырвался? В принципе, не был там, на родине предков, уже лет восемь, и не очень-то соскучился. Да и когда приезжал туда раньше, больше двух дней не высиживал. Угнетало глобальное несоответствие между тем, что возникало перед глазами сейчас и детскими воспоминаниями. Вот, скажем, пруд. Мутноватое, побулькивающее всплывающими со дна пузырями, густо заросшее рогозом болотце в былые времена казалось чем-то очень похожим на дельту Амазонки. Стоя на плоту, сколоченном из нескольких разнокалиберных брёвнышек, отталкиваясь длинным шестом, можно было за час-другой добраться до дальнего конца, до «прудинихи», из которой деревня уже была не видна. Дальше – только глушь, лоси, кабаны, ондатры и, возможно, медведи.
Повзрослевшему Ивану, утяжелённому спортивным тугим животом, двумя семьями и бесчеловечной работой в сфере BTL, медленно вымирающая деревня Бобашево, с подступающим почти вплотную к домам глухим лесом казалась уж слишком… как это? хтоничной. Если не сказать – замшелой. Поэтому свободные деньки Иван обычно тратил на Чушку и Анталию. Жёны и девушки этот выбор только приветствовали.
А тут, позвонила вдруг родственница из Рыбинска. Тётя Саша. Долго расспрашивала о его новостях, делах и ближайших планах. Иван обстоятельно, как это принято у них там, на Волге (по крайней мере, почему-то приятно думать, что у них там так принято) рассказывал о своей культурностоличной жизни, огибая сложные места, связанные с семейными обстоятельствами. В которых он и сам перестал что-либо понимать.
Выслушав рассказ о полетевшем на днях топливном насосе высокого давления, родственница сочувственно поохала, а затем незаметно наклонила разговор в сторону своего сильно пошатнувшегося здоровья, хамства врачей-отравителей и чёрствого сына-пьяницы. Только и ждущего, когда она, тётя Саша, наконец, отставит валенки в угол и сыграет в ящик на фамильном участке кладбища в деревне Рождество. Побродив ещё минут десять вокруг, да около, тётя Саша, как бы между делом поведала Ивану, что вот, мол, ходила в Бобашево к местному батюшке (бывшему батюшке, теперь он что-то вроде колдуна или народного целителя, уж, конечно, потомственного), и тот присоветовал ей совершить Обряд. Тётя Саша явственно выделила последнее слово особенной интонацией, заставившей Ивана, наконец, включить чуточку внимания. Так вот, для этого Обряда, который должен быть проведен на Ильин день, второго августа, ей очень нужно личное присутствие дорогого и любимого Ивана. А уж она, тётя Саша («помнишь, как ты маленький со мной за черникой ходил, и всё отстать-заблудиться в Баранихе боялся?»), в долгу не останется! И примет его в деревне по высшему разряду, и наготовит его любимых ватрушек с малиной, и о парном молоке договорится с соседкой. И о бане. А, ещё – икона:
- Помнишь, у меня икона есть – смоленской Богоматери? Ты говорил – начало семнадцатого века, помнишь? Прабабка твоя старых икон не любила, «гнутыми досками» называла. Ей нравились новые, в латунных окладах, с виноградными гроздьями. Короче, приедешь на Обряд – и отдохнёшь, как следует, и икону увезёшь – мне-то она тоже не очень. Уж больно какая-то строгая.
Через неделю Иван уже подъезжал к Бобашево на своём Пассате, удивляясь ровному асфальту, которого здесь отродясь не бывало в радиусе тридцати километров.
Дальше всё было так, как тётя Саша обещала: пахнущая сеном мягкая постель в дальней комнате, парное молоко с ватрушками, баня.
Collapse )