Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

морда

СВИДЕТЕЛЬ

Алексей Тавроцкий прогуливается по июньскому Питеру. Яркое солнце, холодный ветер, цветущая сирень. Марсово поле. Тихонько подсигналивающие в затылок велосипедисты. Неспокойная Нева с редкими катерами.
Около Горьковской Алексей замечает необычного человека: высокого, в тёмно-сером длинном плаще. Большие солнцезащитные очки и наушник в правом ухе. Человек отстранённо и как бы безучастно опирается на палку с небольшой табличкой сверху. Он похож на стражника, охраняющего портал в параллельную вселенную, из какого-то малобюджетного финского фильма. Тем более, что стоит он неподалёку от южноамериканских индейцев, играющих свой бесконечный el condor pasa.
На табличке, которую держит стражник с одним наушником, написано: "Свидетели Иеговы". Алексей подходит к "свидетелю" и встаёт по другую сторону древка. Ему почему-то хочется разговорить этого человека. Спровоцировать его на что-нибудь неожиданное. Но стражник нем и невозмутим. Место здесь оживлённое. Видимо, свидетель навидался всякого и совместным стоянием его уже не проймёшь.
- А что нужно сделать, чтобы стать свидетелем? - не поворачивая головы спрашивает Алексей.
- Нужно подражать богу, - чётко, не повышая голоса и не меняя позы произносит стражник.
- А вам не кажется, что в русском языке слово "подражать" имеет не слишком привлекательные коннотации - "обезьянничать", "прикидываться" и даже - "передразнивать"? - спокойно напирает Алексей. - И ещё - нельзя ли узнать источник сей сентенции?
- Апостол Павел, Послание к Ефсеянам: "Итак, подражайте Богу, как чада возлюбленные..."
- Видите-ли, в чём дело, любезнейший, - вкрадчиво продолжает своё излюбленное развлечение Алексей, - есть такое понятное и строгое утверждение: два плюс два равно четыре. А вы мне сейчас только что сказали, что два равно четыре...
- А вы вот возьмите, пожалуйста, брошюрку, - человек в плаще впервые оборачивается к Алексею и протягивает ему тоненькую книжку в совершенно аляповатой обложке. На книжке написано - "Узреть бога".

Алексей натыкается на книжку дня через три, роясь в своей сумке, Он успел начисто забыть про эту агитку. Разглядывает картинку со счастливыми, улыбающимися людьми, стыренными дизайнером обложки из какой-нибудь интернет-публикации про отдых в Хорватии и безжалостно пропущенными через блюр фотошопа.
Открыв брошюру где-то посередине, Алексей рассеянно читает пару строк и стремительно взмывает вверх, через перекрытия, соседские квартиры, пыльный чердак, подновлённую крышу, провода и низкие облака. Над облаками - пусто, только - насколько хватает взгляда - гигантское лицо актёра по фамилии Гармаш. Дальше Алексей ничего не помнит.

Долгий, настойчивый звонок. Алексей с трудом выбирается из неширокого пространства между стенкой и унитазом, и, медленно переставляя затёкшие ноги, бредёт к входной двери.
За ней - знакомый стражник в тёмно-сером плаще:
- Простите за неожиданный визит, нельзя ли обратиться к вам с необычной просьбой - вернуть мне книгу, которую я вам на днях вручил?..
- Что...
- Видите ли, возникла небольшая путаница... В общем, эта книга - не для вас. Вам - вот эта.
Алексей молча смотрит на ещё более тощую брошюрку в ещё более убогой обложке.
"КАК узреть Бога".
морда

МЕТРОСЕКИ

Это я изгаляюсь по поводу позабытого ныне термина "метросексуал". Подумалось, что при попадании на зону метросексуала опускают, переодевая его в робу и боты, завозя в местную библиотеку толстые журналы, и показывая по выходным фильмы "хищник-2", "место встречи изменить нельзя", и сериал "улицы разбитых фонарей". Ну, иногда, Розенбаум может заскочить, от чего нормальный метросек уже никогда не оправляется и, откидываясь на волю, одевается только в боско. Перековавшиеся метросеки собираются зимними вечерами на тесных кухоньках и поедая отстойные суши, заказанные на дом, слушают Лепса, переживая всю глубину своего падения. Плакат с Нагиевым в роли физрука смотрит на них с кухонной двери, намекая на то, что из этой кухни до Сургута - рукой подать, а то маленькое - помнишь? - кафе в Монако - это что-то из неопубликованного, как бишь его?
морда

ПЫЛЬНЫЙ ЛЕНДРОВЕР

В первом классе у меня начали появляться кумиры. Первым был Тур Хейердал. Примерно полгода я просто тусовался с ними на Кон-Тики. Чувствовал вкус жареных летучих рыб, самодоставившихся на циновки палубы. По ночам меня укачивало. Книга была прочитана в разных направлениях раз двадцать. Потом появился Джеральд Даррелл. Это уже была любовь на годы. Я, волнуясь, по косвенным данным высчитывал, жив ли он ещё, а если жив, то насколько здоров. Мне до сих пор кажется, что те книги, всякие там "Гончие Бафута", "Переполненный ковчег", "Путь кенгурёнка" я не читал, а смотрел, настолько ярко у меня в голове отпечатался Даррелл, бухающий с африканским царьком Бафутом. Я их вижу до сих пор, будто был там. Гораздо позже, попробовав читать Даррелла на английском, я обнаружил, что он намного больше, нежели в русском переводе, пьёт. Даррелл, как Веничка Ерофеев и Довлатов - никогда не скрывал, но, напротив, всячески эстетизировал свой алкоголизм. Потом, не слишком оттесняя обожаемого Даррелла, возникла целая стая кумиров: супруги Адамсон, Бернард Гржимек - они занимались африканскими зверями в районе Кении-Танзании. С тех времён мне кажется, что я бы не заблудился в этих Цаво-Серенгети, которые, как известно, не должны умереть. Ещё Джейн Гудолл с её шимпанзе. Особняком среди кумиров стоял Ян Линблад. Классах в шестом-седьмом я относился к нему и его книгам так же, как мои сверстники к группам урия хип, бони м, дип пёрпл, ирапшн, чингис-хан, арабески и оттаван вместе взятым. Выражаясь языком героев "Тысяча и одной ночи", я носил имя Яна Линблада в уголках глаз.
Мне хотелось поступить в университет на биофак, и до одурения заниматься наукой. Но сейчас я припоминаю, что в голове моей стояла такая картинка: я, весь в красивом милитари, в широкополой шляпе, привстав, рулю пыльным лендровером без крыши и со снятыми дверцами. В потрескавшихся губах крепко зажата сигарета. На шее болтается полевой бинокль. На поясе - фляга с джином (я не имел тогда представления о его вкусе, мне нравилось название, и то, что его пьёт Даррелл).
Когда я понял, что, даже если поступлю в университет и блестяще его закончу, никто не выдаст мне пыльный лендровер без дверок, закончилась моя большая мечта. Серенгети, конечно, не должен умереть, но с Гражданки до него не дотянуться.
морда

(no subject)

Ну, слава богу! А я уж волноваться начал. Но - успокоили, голубчики: "данных за наличие головного мозга не выявлено". Это не может не радовать. Правда, в данном случае, первая фраза становится лишней. Как говорит писатель и врач Алексей Смирнов, "не берегут себя коллеги". Занимаются лишней писаниной.

мозг1
морда

СЛОВА

Как всякий ненормальный человек, занимающийся, или делающий вид, что занимается, или обманывающий себя, что занимается словом, я, в основном, смотрю себе под нос, только иногда почитывая что-то чужое. Типа, там, Лев Толстой, переписка Энгельса с этим, как его? с Каутским. Упанишады, эпос о Гильгамеше, то-сё. Я это к чему? Да ни к чему. Моё любимое стихотворение Дмитрия Александровича Пригова
Бегущий, ясно, что споткнется.
Да и идущий, и летящий,
Да и лежащий, и сидящий,
И пьющий, любящий, едящий
О первую же кость преткнется.
Поскольку очень уж бежит,
Идет уж очень и лежит,
Уж очень ест, и пьет, и любит
Вот это вот его и сгубит
морда

ГАНДОН

Сегодня поймал на улице краешек разговора двух девушек лет двадцати. Такие, продуманно накрашенные и вдумчиво одетые девушки. Тщательно подготовившиеся к пятничному выходу в свет. С протяжной речью.
- Я, короче, ему говорю, ну, а чё? давай, короче, потрахаемся. А он, такой: - тебе, Таня, нужно больше духовкой заниматься.
- В смысле?..
- Ну, короче, духовной жизнью...
- Во гандон!
- Ну! Я ему так и сказала: в пизду свою духовку забей, короче!
- Да, не, ну нахуй! Он, чё, хочет тебя за книжки засадить?
- Да хэ зэ.
- Гандон. Шли его...
морда

ОЧЕНЬ ДОБРЕНЬКИЙ СТИШОЧЕК

Способность верить волшебству в обычной мякоти вселенской, смотреть на жёлтую листву в рязанской области, в смоленской, в тобольской, суздальской, тверской - ходить, как местный, в майке синей, а, может, выйти на морской простор, как самый младший Плиний. Копить купюрочки добра в желудочке височной доли, носить крупинки серебра в глазах как знак покоя воли. И, старый заварив пуэр, не рано утром и не поздно ослепнуть мирно, как Гомер от темноты, в которой звёздно. Короче, завести внутри себя простых несушек пару. Яйцо - оно как ты: смотри - содержит мир. И это даром.
морда

КТО СИДИТ В ПРУДУ

Иллюстрировал я как-то книжку про крошку енота. Единственным требованием заказчика было: "чтобы, ну, короче, на мульт совсем, бля, непохоже было". 1992 год. Суровые люди с глазами, как плоскогубцы, взялись за издание серии "Мои первые книжки". Я не исключаю, что это действительно было их первое соприкосновение с литературой. А, может, я возвожу поклёп на отличных людей, уставших от торговли сухими напитками Зуко и поездок в лес с непонятливыми барыгами, не умеющими даже прямоугольную ямку выкопать ровно.

енот