Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

морда

РОС

По просторам нашей державы скитаются немногочисленные и разрозненные заблудшие души. Эти страдальцы шепчут пересохшими от злобных мыслей губами что-то про путинхуйло, крымненаш, про политзеков и поравалить. Они, эти несчастные, почти неизлечимы и заперты в сырых и смрадных темницах собственного нечистого духа. У нормальных людей при взгляде на потерявших человеческий облик зомби просто опускаются от безысходности руки.
Но, если не терять надежды и, обложившись полуистлевшими свитками, штудировать древние труды, рано или поздно можно обнаружить, что средство для полного исцеления даже самого тяжёлого оппозиционера всё-таки имеется. Да, его непросто добыть, но оно есть.
Это чудесное снадобье называется рос единоросса. Нет ничего прекраснее этой картины: тихий, прозрачный осенний лес, и неслышно, почти не касаясь стройными ногами палой листвы, бредущий по нему единоросс. Осенью единороссы сбрасывают старые роса, и, если повезёт, одного такого роса хватит для исцеления двух-трёх почти безнадёжных либералов.

ОБОРОТ

Оборотень Степан, только что вернувшийся из двухнедельного отпуска, проведённого на пляжах Андаманского моря и заболевший на днях каким-то новым, неволчьим гриппом, совсем отчаялся. Перепробовав кучу совсем уж волшебных препаратов из печени пекинской утки, из дыхания младенцев, из квадратного корня древа жизни, Степан бросился в глубины интернета. Он мужественно продрался через рекламы целителей второго и третьего эшелонов. В замшелом закутке сети, где свищет только голимое порно, ПРЕДЛАГАЮЩЕЕ СКЛОННОМУ К ЗООФИЛИИ Степану БУРНЫЙ СЕКС С НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ И С ТЕМИ, КТО ОДНОГО С НИМ, Степаном, ПОЛА, он наткнулся на что-то интересное. Скромный сайтик с несколькими кусочками полезной информации. Врач высшей категории, специалист широкого профиля, Алексей Михайлович Айболит. Консультирует и лечит оборотней. Телефон такой-то. Секретарь: Геннадий Авва. Круглосуточно.
Утром следующего дня Степан уже открывает дверь своей трёхкомнатной норы доброму доктору. Старичку на вид лет сто, не меньше.
- Здравствуйте, доктор, - кашляет в кулак основательно скуксившийся Степан, - проходите, располагайтесь. Может, чайку?
- Здорово, волчара, - скрипит Айболит. – У меня времени – в обрез! Может, перекинешься по-быстрому, чтобы я тебя осмотрел нормально?..
Тёплые пальцы доктора умело шарят в Степановом загривке. Фонендоскоп, тонометр, градусник, все дела.
- Н-да, - Алексей Михайлович Айболит поигрывает жиденькими бесцветными бровями. – Плохо дело. Таиланд, говоришь? Хреново. Совсем, извиняюсь, беда с тобой, волчок! По-хорошему, тебя надо усыплять…
- Это. Это самое. Это как это – усыплять?! Я сроду ничем серьёзным не болел! – Степан убирает хвост подальше от Айболита и скалит свои здоровенные клыки.
- Вот я и говорю… Нет, Стёпа, ты пойми меня правильно, - лечить-то можно. Средство имеется. Скажу, скажу, не суетись! Яблоко. Внутривенно. Капельно. Но результат! Результат тебя расстроит, волчок! Очень расстроит. Извини, матюкнусь, как в молодости… Ебанная генная инженерия! Ей провой спасибо, волчара! Что людям прекрасненько, оборотням – беда.

Через семь дней Степан здоров. Степан здоров как никогда. Он чувствует себя могучим и обновлённым. Полным сил и планов. Впрочем, про планы – неправда. Трудно стало оборачиваться в человека. Если быть точным – совсем никак. Для оборотня главное – намерение. С этим у Степана теперь не очень.
Степан – овощ. Овощ с экзотическим тайским названием. Невкусный. Одно хорошо – многолетний.

ГРАНИЦА

Раз я билять основной конник на главной части мира меня крупный начальник позвал сказал смотреть за границей. Это все знают важно у нас тут билять рядом граница всего что вообще есть вокруг. Там за горами чужое начинается совсем китайцы вампиры а дальше билять драконы женщины плохого поведения и люди-собаки не мне тебе объяснять что я о них думаю. Начальник сказал ружья билять тебе не дам оно тебе всё равно не пригодится слишком силы нечистые. А я билять степняк у меня сопли твёрже твоего лба на кой хер мне ружьё. Езжу по границе драконов смотрю они густо летят когда долго водку не пил. Но пошли не китайцы не нижние жители а совсем плохие женщины билять если честно одна. Издалека моего коня заметила и губами вот так красиво делает. Зубы блестят на солнце и ноги от которых степной человек кроме меня в обморок падает и дышит другим стыдным местом. Кожа тёплая как овечье ухо рано утром. Про глаза я рассказывать не буду потому что билять сзади всё время был узнавал побольше чем плохие хуже хороших из которых мы жён придумываем. А знаешь что билять понял? Всем. Выгнал меня начальник с границы.

ЗОНА

- Здравствуй, Володя! Расскажи, как тебе здесь живётся.
- Ну, короче, во-первых, не Володя…
- А почему? У тебя в карточке написано – Владимир Сергеевич Пяткин, 1995-го года рождения…
- Володя – это моё тайное имя. Меня здесь все как Серого знают.
- Ну, ладно… Серый… Расскажи про жизнь в колонии.
- А чего, блядь, тут рассказывать? Обычно живу… Живём…
- Ну, это же, в каком-то смысле, уникальное заведение… Да, кстати, можешь называть меня Алексеем. Уникальное место – детская исправительная колония… Как вы называетесь?..
- Ну… Бля… Я забываю всё время… Детская, короче, колония строгого режима для… блядь, забыл…
- Детей с паранормальными способностями?
- Мы, короче, говорим здесь – для колдунов-малолеток…
- Расскажи, Серый…
- Хули тут разливаться?! Ни за что, суки, сажают!!! Волчары! Даже статей таких нет! В УК, в смысле!
- А тебе что инкриминируют?
- Мне? Говорят, что, короче, убил шесть человек посредством, короче, умышленной ворожбы…
- Ого! Шесть человек! Мне начальник колонии сказал, что пятеро были твоими одноклассниками… А ещё сообщил, что ты здесь – практически самый... спокойный... Что Мирон Топоров умертвил сто сорок три человека…
- А кто такой этот Мирон? А! Леший, что ли?! Мирон… надо запомнить… Ну… Он говорит – пацанов восемьдесят на него вдогонку навесили. Когда крутить дело начали… Да он ваще – как телёнок… Лошьё. В колодовстве нихуя… Ой! …ничего не сечёт…
- Серый. Расскажи про вашу жизнь здесь.
- Ну… Нормально здесь… Холодно только. Коми. И работы никакой не дают – нам вообще ничего почти руками делать нельзя – даже территорию убирают вольняшки. Все, короче, предметы, типа – потенциально опасны…
- Почему это, Серый?
- Вот, короче, вчера Стасик на ужине из четырёх хлебных корок треугольник сложил. На столе. Так его на неделю в карцер, в одиночку укатали!
- А почему?
- Сами, что-ли, не понимаете?! Чё дураком-то прикидываетесь, как вас? Алексей? Мы зимой даже следы за собой заметаем…
- Это ещё зачем?!
- Как это – зачем?! Да, блядь, простите… Да след легко можно целиком вынуть, и…
- Понятно.
- Вот… Бреют нас начисто… Говорят, девчонок – тоже… Ресницы, брови – всё. Чтоб волос свободных не было… В туалет – с сопровождающим. Ногти нам вольняшки стригут, блядь, а потом сдают охране, под подпись…
- Интересно…
- Чё тут интересного?! Я неделю назад палец поцарапал – даже не заметил – где… Два дня колбасило по-полной. Какой-то хмырь, видно, каплю крови нашёл… Еле выкарабкался.
- А, как ты говоришь, «вольняшки»… и охрана… Они, что – вас не боятся?
- Вертухаи и лепилы – сами колдуны, а вольные – разнорабочие там, обслуга – те дауны или типа того – на них наше не действует…
- Серый, а, вот, расскажи – драки там, другие эксцессы у вас случаются? Ну, известно, что на зонах для малолеток всё очень жестоко. Страшно.
- У нас-то? Смеётесь?! На меня год назад Петля наехал - колдунишка паршивый из Выборга – теперь с фрикаделькой вместо глаза ходит… Фрикадельки у нас пока ещё не отменили. А мог бы – и с манной кашей в башке, под трубочками лежать.
- Скажи, Серый, а куда тебя переведут, когда возраст?..
- Есть места… Мне, если не повезёт, всю жизнь по зонам…
- Ну, что ж, спасибо тебе, Серёжа… Серый, в смысле… огромное! Ты очень интересные вещи нам рассказал… Мы обязательно пришлём тебе копию фильма! И, ещё – подарков каких-ни…
- Да нельзя нам здесь ничего! Руками едим, как животные! Какие, блядь, копии?! Подарки?!
- Прости, Серый… А! Да! Чуть не забыл! А заговоры всякие? Их-то – не запретишь?
- Сильные слова? Это – нет… А как их запретишь? Думаю, что хочу…

Машину сильно трясёт на разбитой дороге. Алексей Куприянчиков морщится. Голова болит всё сильней. И, ещё – куда-то запропастился телефон. Мобильник – говно, но там – записная книжка. Контактов пятьсот с лишним…

МАНТРА

Встал в полшестого утра. Было ещё как-то темновато. Сто восемь раз прослушал мантру Дурга Гайатри, неплохо подходящую для победы над обстоятельствами, врагами, болью и страданиями. Потом, запомнив наконец, что бормочет исполнитель, спел мантру сам. Сто восемь раз. Без малого. Потому что надоело повторять одно и то-же. И ещё потому, что всё прошло: сначала прошли враги, потом - боль. Страдания тоже прошли. А часам к двум дня прошли и обстоятельства.